Контакты


МЫ НАХОДИМСЯ ПО АДРЕСУ:
г. Котлас, ул.Виноградова, 22

РЕЖИМ РАБОТЫ МУЗЕЯ:
Вторник – четверг, воскресенье:
с 09.30 – 17.00,
обед с 12.30 до 13.00.

Понедельник: с 11.30 – 19.00,
обед с 14.30 до 15.00.

Выходные: пятница, суббота.

ТЕЛЕФОН ДЛЯ СПРАВОК: 8(81837)2-02-88, 2-20-66.

Палеонтологические раскопки профессора В.П. Амалицкого в Котласском районе

   250–220 миллионов лет назад до нашей эры (пермский период палеозойской эры) на территории современной южной части Архангельской области протекала древняя река. По её берегам росли леса, состоящие из древнейших хвойных хвощей и папоротников. В них водились крупные растительноядные ящеры – парейазавры, трёхметровые хищные ящеры с кинжаловидными зубами – иностранцевии и другие древние вымершие животные. Остатки этих растений и животных оказались «законсервированными» в плотных конкрециях, образовавшихся в дельте древней реки.
   Известный российский палеонтолог ВЛАДИМИР ПРОХОРОВИЧ АМАЛИЦКИЙ в конце XIX в. на основе своих многочисленных исследований пришёл к заключению о сходстве пермских фауны и флоры Южной Африки, Индии и России и выдвинул предположение о существовании единого Русско-Индо-Африканского материка. Для доказательств своей правоты он вдвоём с супругой, Анной Петровной, каждое лето с 1895 по 1898 годы на свои средства предпринимал экспедиции по рекам Вытегра, Сухона и Северная Двина – районам верхнепермских отложений (современный Котласский район).
   В 1898 году впервые в истории русской палеонтологии начались плановые раскопки. Они велись 15 лет недалеко от деревни Ефимовской, в 13 километрах от Котласа (напротив современных «вторых дач» в Чернягах) Велись раскопки и в районе деревень Заовражье, Болтинка, Савватия, Аристово, Кузино, Голодаево. Уже первый год раскопок принес поразительные результаты: было извлечено более 10 почти полных скелетов звероящеров, 64 ящика костей, весь материал занял 2 железнодорожных вагона.
   Огромные глыбы с костями животных обмазывали глиной и сплавляли на баржах вниз по реке до станции Котлас, а дальше везли в Варшаву, где Амалицкий организовал и оборудовал первую в России палеонтологическую препараторскую мастерскую.
   Палеонтологический материал, найденный рядом с Котласом, наиболее полно характеризует особый этап эволюции позднепермских сообществ позвоночных животных Восточной Европы, получивший название соколковского. Ни в одном другом из раскопанных к настоящему моменту местонахождений соколковская фауна не представлена настолько полно в отношении состава и сохранности. Коллекция звероящеров Амалицкого, найденных под Котласом, представленная в Северо-Двинской галерее стала ядром экспозиции организованного в 1937 г. Палеонтологического института г. Москвы, а затем и зала Палеозоя Палеонтологического музея Российской Академии Наук.
   Значение раскопок В. П. Амалицкого для отечественной палеонтологии трудно переоценить: они принесли мировую известность, как самому учёному, так и всей отечественной науке. Раскопки в Соколках были и остаются самыми продолжительными и масштабными палеонтологическими работами в истории государства. Благодаря В. П. Амалицкому, палеонтологи получили представление о богатстве пермской фауны Восточной Европы ещё в начале прошлого века. В своём изучении пермских животных многие выдающиеся отечественные исследователи отталкивались от материалов, добытых в начале XX века на Северной Двине. Из этих сборов и в настоящее время продолжают определяться новые виды и роды животных. Многие находки по-прежнему остаются уникальными: они так и не были продублированы в течение столетия интенсивного изучения ископаемых животных пермского периода в России.

КОТЛАССИЯ


КОТЛАССИЯ – одна из самых редких и загадочных пермских амфибий. За 15 лет раскопок в Соколках были найдены два экземпляра /почти полный скелет и отдельный череп/. Длина тела более 120 см, короткая широкая голова, небольшие лапки, длинный хвост, являвшийся основным двигателем при плавании. Вследствие недостаточной изученности котлассии сведения о ее образе жизни не полны. Животное обитало в воде, хотя предки котлассии, вероятно, вели более наземное существование. Объектом охоты чаще всего становились водные беспозвоночные, реже – мелкая рыба. Находка котлассии стала одним из интереснейших научных открытий, сделанных на Северной Двине.

ДВИНИЯ


ДВИНИЯ – небольшая зверообразная рептилия, одно из самых замечательных открытий в Соколках. По своему положению двиния относится к отряду цинодонтов, именно этой группе зверообразных обязаны своим происхождением млекопитающие. Двиния стала первым цинодонтом, найденным в России. Двиния, возможно, вела сумеречный образ жизни. Питалась беспозвоночными, вероятнее всего, отдавая предпочтение насекомым. По сравнению с некоторыми другими зверообразными у двинии предполагается наличие первичных волосяных структур. Их появление имело важнейшее значение в истории позвоночных, так как создало предпосылку для формирования у первых теплокровных животных – млекопитающих – сплошного волосяного покрова, выполняющего роль теплоизолятора.

ИНОСТРАНЦЕВИЯ


ИНОСТРАНЦЕВИИ были самыми большими хищниками в составе северодвинской фауны. Они охотились на других крупных позвоночных, в первую очередь на скутозавров, многочисленных растительноядных ящеров этого времени. Длина черепа взрослой иностранцевии составляла 60 см, а общая длина тела превышала 3,5 м. Топоровидная голова хищника была сильно сжата с боков и имела в нижней и верхней челюстях по паре длинных саблевидных клыков. Верхнечелюстные клыки выступали из пасти иностранцевии больше чем на 15 см, клыки нижней челюсти были чуть короче. Обладая легким скелетом, иностранцевия была достаточно легким хищником и прекрасно чувствовала себя в воде, где обитала ее основная пища – скутозавры.

СКУТОЗАВР


СКУТОЗАВР. Это наиболее крупный из парейазавров Восточной Европы (отряд архаичных пресмыкающихся). Время расцвета парейазавров – конец пермского периода. Длина этого ящера достигала трех и более метров. Костные разрастания в щечной области придавали голове этих ящеров причудливый внешний облик – недаром их называли «щекастыми ящерами». Ноги скутозавров были расставлены в стороны, и тело удерживалось на весу благодаря работе мышц. Такое положение конечностей не позволяло достигать рептилиям палеозоя очень крупных размеров и делало на суше неповоротливыми как хищников, так и их добычу. По образу жизни скутозавры напоминали современных гиппопотамов, предпочитая водоемы с богатой водной растительностью, которая являлась их основной пищей. С водорослями захватывались обитавшие на них мелкие беспозвоночные – моллюски, членистоногие и т.д., что видимо, увеличивало калорийности корма.