Контакты


МЫ НАХОДИМСЯ ПО АДРЕСУ:
г. Котлас, ул.Виноградова, 22

РЕЖИМ РАБОТЫ МУЗЕЯ

С января по март и с октября по декабрь:
Понедельник – четверг:
с 10.30 – 18.00,
обед с 13.30 до 14.00.

Воскресенье: с 9.30 – 17.00,
обед с 12.30 до 13.00.

Выходные: пятница, суббота.

С апреля по сентябрь:
Воскресенье – четверг: с 11.30 – 19.00, обед с 14.30 до 15.00.
Выходные: пятница, суббота.

Воспоминания участников
Великой Октябрьской социалистической революции



Карелин П.А. Установление Советской власти в дни Октябрьской революции в Котласе. (1917 – 1918 г. г.)



[1] [2] [3]

   Карелин Павел Алексеевич родился 4 декабря 1888 года в д.Макарово Сольвычегодского уезда Вологодской губернии. Родители – крестьяне. Окончил церковно-приходскую школу, Сольвычегодское городское училище в 1906 году. [Биография ]
   Последнее заседание Котласской Городской Думы было примерно 27 – 28 октября 1917 года. Это заседание было созвано городским головой Большаковым в связи с получением из Ленинграда телеграммы /сейчас не помню, кем она была подписана/. В телеграмме говорилось, что «преступные большевики в Ленинграде насильственно захватили власть» и т. д. …, призывают не допускать этого на местах, мобилизовать силы, оказать вооруженное сопротивление и поддержку Временному правительству, дать возможность собраться Учредительному собранию. Это собрание Городской Думы было созвано экстренно. Члены РСДРП/б/ - члены Думы, работающие на «угольном фронте», / на о. Михейков/ Хайдуков, Чирков Ф., Бакшеев и др., а также железнодорожник Кескевич извещены не были и на заседание Думы не явились, поэтому фракция большевиков была в неполном составе. Присутствовали т.т. Сегаль, Репин, я, Полуботко и еще несколько товарищей, фамилии которых сейчас не помню. Председательствовал т. Сегаль, его заместителем был кадет Попов / Управл. Русск. для внешн. торгов. Банком/.
   После оглашения полученной из Ленинграда телеграммы начались прения. Кадеты выступали за поддержку Временного правительства и за организацию вооруженной помощи ему. Члены РСДРП /б/ приветствовали переход власти к большевикам и также обещали оказать вооруженную помощь Правительству Революционной диктатуры. После горячих прений был объявлен перерыв для выработки резолюции. Разойдясь по разным комнатам, резолюции писали отдельно большевики и кадеты. Мы первые внесли свою резолюцию в президиум, а кадеты задержались и внесли после нас. Резолюции стали голосовать в порядке их внесения в Президиум. Резолюция наша была отклонена, в виду отсутствия большого количества депутатов большевиков, - тогда мы встали и ушли с заседания, кворума не оказалось, председательствовавший т. Сегаль, за отсутствием кворума, объявил заседание закрытым. Резолюция кадетов осталась не проголосованной и не принятой. Этим закончилось существование Котласской Городской Думы.
   В тот же вечер мы сообщили «На угольный фронт» т. Чиркову А. М. о событиях в Ленинграде, а также о проходившем на заседании Город. Думы. Предложили прибыть в Котлас на следующий день к 10 час. На устраиваемый митинг и демонстрацию местного населения, привести вооруженных солдат, матросов, рабочих и служащих, работавших на перегрузке военных грузов Комиссии. Митинг проходил у Народного Дома, был многолюдным. На митинге собравшихся приветствовали новое Революционное Правительство рабочих и крестьян, обещали ему полную поддержку, тут же объявили единственной властью в Котласе Сов. Раб. и Солд. Депутатов, а Городскую Думу объявили распущенной / хотя Большаков еще ноябрь мес. 1917 г. числился городским головой, но никакой власти Дума не имела/. Население после этого митинга по всем вопросам обращалось в С. Р. и С. Д. и признавало этот орган, зарекомендовавший себя с марта по октябрь 1917 г., единственной властью.
   После митинга собравшиеся с красными знаменами, революционными песнями, с возгласами большевистских лозунгов прошли от Народн. Дома – по жел. дор. Поселку, по быв. дер. Петрухинским, по поселку по другую сторону жел. дор. / к сожалению существующих теперь названий улиц не знаю их тогда не было/.
  После демонстрации представитель С. Р. и С. Д. т. Буевский предложил Управляющему Русского для внешней торговли банка лидеру кадетов Попову немедленно освободить часть занимаемого здания Банка для размещения С. Р. и С. Д. Была освобождена большая половина второго этажа, где квартировал Попов. Сюда силами солдат, рабочих и служащих была перенесена часть обстановки из Городской Думы и часть Народного Дома, где помещался С. Р. и С. Д. Впоследствии это здание банка полностью было освобождено под С. Р. С. И К. Д., в нем долгое время размещались Котласский Райком КПСС и Райсовет.
  Если в Котласе вся власть перешла к С. Р. и С. Д. , руководимому большевиками в конце Октября 1917 года и была распущена Городская Дума, то в Вологде вся власть перешла к С. Р. и С. Д. 12 декабря 1917 года, а в уездах: Никольском 13 января, Грязовецком 15 января и т. д., а в В. Устюгском значительно позднее.
   В Вологде и уездах Городские Думы существовали до июня 1918 г., а в Устюге до августа 1918 г.
   Архангельский С. Р. и С. Д. был меньшевистско – эсеровским до февраля 1918 г., он не подчинялся Центральным органам Советской власти, объявлял себя «нейтральным» и только на губернском съезде С. Р. С. и К. Д. в июне 1918 года окончательно освободился от эсеров и меньшевиков, а Городская Дума была ликвидирована по приказу Наркома Кедрова после 15 июня 1918 г.
   Городские и Земские управы – это последние бастионы меньшевиков, эсеров и кадетов, они мешали работать, вели организационную и агитационную работу против Советской власти.

   Помню одно из первых, после Октябрьского переворота, заседание Котласского С. Р. и С. Д. Председательствовал Чирков А. М., присутствовали: Масленников А. И. /секретарь/, Репин, Сегаль, Валуев, я и др. / из указанных товарищей 5 водников и 1 жел. дорожник/. На заседании присутствовало много влившихся представителей крестьян, а также не членов Совета, в том числе сторонников кадетов. Заседание проходило очень бурно. Лидеры кадетов через подосланных лиц пытались сорвать заседание, добиться переизбрания большевистского С. Р. и С. Д.
   В напряженный момент заседания на лестнице, ведущей в помещение Совета, раздалось несколько громких выстрелов. Создалось некоторое замешательство и настороженность. Выбежавшие несколько человек, депутатов большевиков, в том числе и я, никого не обнаружили, но на лестнице нашли несколько выстреленных петард, которые обычно ложатся на рельсы для остановки поездов. /При наезде на петарду паровоза или вагона получается громкий звук, похожий на выстрел./
   Видимо по петардам ударяли тяжелым предметом, вызывая подобие взрыва или выстрела.
   Было ясно, что петарды использовали враги советской власти с целью вызвать панику и сорвать заседание С. Р. и С. Д., но из этой затеи ничего не получилось, заседание продолжалось и закончилось после обсуждения стоявших на повестке вопросов. Во время этого заседания в самый бурный момент, когда некоторые присутствовавшие лица сторонники кадетов повскакивали с мест, угрожая расправиться с большевиками силой, председательствовавший Чирков А. М. для устрашения выхватил из кармана револьвер, хотел выстрелить вверх, но положил его на стол. У всех нас, активных работников большевиков, при себе постоянно были револьверы.
   Котласской милицией с первых дней февральской революции руководил большевик Буевский Н. В. /водник/, бывший работник комиссии по вывозу военных грузов /дальше буду называть просто – «комиссии»/. Он потом стал Котласским Военкомом и Сев. Двинским Губвоенкомом. С. Р. и С. Д. в Котласе после Октября сразу же преступил к организации Красной Гвардии. Первым командиром ее был Русс Я. Г. – рабочий Лимендских судоремонтных мастерских. В отряде Красной Гвардии было около ста человек, он размещался в доме бывшего пароходства общества «Енисей» /в д. Петрухинской/.
   С изданием Правительством декрета об организации Чрезвычайных комиссий и Революционных трибуналов по борьбе с контрреволюцией, саботажем и преступлениями по должности, в Котласе в конце ноября 1917 года были организованы таковые. Председателем Чрезвычайной Комиссии назначен был т. Масленников А. И. /водник/ - работник Комиссии, совмещавший до этого обязанности секретаря С. Р. и С. Д.
   /Чрезвычайные Комиссии были организованы в Архангельске в июне месяце 1918 г., а в Вологде – 15 июля 1918 г., а в уездах еще позднее/.
   В члены Революционного трибунала в Котласе были выделены Хайдуков Е. Г., я, Верещагин В. Д., Валуев В. И. и Мезенев Д. И. /первые трое водники, работники Комиссии и последние двое – железнодорожники/.
   Котласские кадеты не сложили оружия и продолжали вести контрреволюционную пропаганду, клеветали на С. Р. и С. Д., на партию большевиков, старались лживыми сведениями компрометировать некоторых активных членов партии, особенно не местных, которых население Котласа плохо знало.
   Первыми подсудимыми Ревтрибунала был лидер кадетов Попов В. А. и его подручный Ошурков Ф. К. После месячного нахождения под арестом, примерно в феврале – марте 1918 г., судили их в помещении зрительного зала клуба Железнодорожников/ теперь в нем магазин, прилагается фотография/. Как правило, заседания Ревтрибунала проходили при переполненном помещении.
   На заседании Ревтрибунала Попов и Ошурков сами признались в своей антисоветской деятельности, объясняли недопониманием, раскаивались, и дали обещание не заниматься политической деятельностью в дальнейшем. Ревтрибунал признал их виновными, зачел предварительное заключение в отбывание наказания, учел их раскаяние и данное обещание, условно освободил от дальнейшего наказания.
   Присутствовавшая публика с одобрением встречала постановления Ревтрибунала, находила их справедливыми и объективными, они не являлись сведением счетов и расправой с политическими противниками. Ревтрибунал пользовался авторитетом и этим укреплял молодую Советскую власть.
   Попов и Ошурков свои обещания выполнили. Попов много лет работал бухгалтером в органах речного флота в г. Котласе, Устюге и Архангельске.
   После Октябрьского переворота на местах в уездах власть стала разваливаться, это положение было характерно для В. Устюга и его уезда, такое же положение было и в других местах. Старые судебные органы также в большинстве мест распались, а новых не было создано. Котласскому Ревтрибуналу пришлось разбирать не только политические преступления, а также преступления по должности, но и гражданские и уголовные дела по Сольвычегодску, Устюгскому уездам, прилегающим к Котласу и даже из Опарино быв. Вятской губернии, связанного с Котласом железной дорогой.
   Органы Чрезвычайной Комиссии Котласа, ведя борьбу с контрреволюцией, производили обыски в монастырях – Коряжемском Сольвычегодского уезда, Сереговском Устьсысольского уезда, Устькулоя и др.
   В В. Устюге царские суды: Окружной суд, Судебная плата, Прокурор существовали до июля – августа 1918 года.
   Работа наша в Ревтрибунале была как партийное поручение – по совмещению с основной работой. В те годы у каждого активного члена партии было минимум по 6-8 серьезных совмещений, причем к выполнению этих обязанностей относились очень серьезно и добросовестно.
   Ревтрибунал в Котласе был ликвидирован в июле 1918 г., согласно распоряжения Вологодского Губернского Исполкома. Ревтрибуналы остались только в губернских центрах.
   После перехода власти в руки Совета, последний произвел обложение местной буржуазии в Котласе на несколько сот. тысяч руб. и взял на учет все продовольственные запасы в магазинах и складах.
  

ОКАЗАНИЕ ПОМОЩИ В. УСТЮГУ


   Примерно в конце декабря 1917 г. в В. Устюге был произведен погром складов на винном заводе, где были взрывы, пожар и гибель людей.
   Местная власть оказалась бессильной установить порядок. Запросили помощи у Котласского и Вологодского С. Р. и С. Д. Котлас послал вооруженный отряд около 50 чел. под командованием большевика – нач. милиции Буевского, и Вологда 120 чел. Под командованием левого эсера Мокеева В. Ф.
   После восстановления порядка, Мокеев нашел безвластие в городе В. Устюге и уезде, организовал «Объединенный Центральный Совет» /«Оцексов»/, в который вошли «все живые силы». Таким образом, у власти оказались «Оцексов», С. Р. и С. Д., Сов. Крестьян. депутатов, Правительственный комитет, Городская Дума, Земская управа.
   Котласские большевики не могли согласиться с таким положением по – соседству и для оказания помощи большевикам в Устюг командировали т. Сегаля А. А. По этому поводу меньшевистская газ. «Волна» /№15 от 9/23 марта 1918 г. в г. Устюге/ поместила статью, озаглавив ее – «Переворот», следующего содержания: «8/24/ марта Исполнительный Комитет В. Устюгского С. Р. и С. Д. в утреннем заседании постановил по предложению члена Котласского Совета Сегаля отозвать своих представителей из Оцексова, а в вечернем заседании объявил себя единственной властью в городе. Первым постановлением новой «власти» были принудительное обложение устюгского торгово-промышленного класса на несколько миллионов руб., сбор которого при помощи Красной Гвардии перешедшей на сторону С. Р. и С. Д. решено начать с сегодняшнего /9 марта/ утра». Дальше указывается, что для решения вопроса о конструкции власти в уезде, надо 1 апреля экстренно созвать Крестьянский съезд. Кадетская газета «Сев. Двин. Край» №119 от 7 апреля 1918 г. /В. Устюг/ писала о работе Крестьянского съезда: «…Прием на съезд тех или других представителей протекал гладко, но стоило только обратиться с такой просьбой председателю Котласского Совета т. Сегаль, как страсти депутатов разгорались и при одном имени его послышались протестующие голоса… После жарких споров ходатайство Сегаля отклоняется».
   Эта реакция вызвана была засильем в Устюге эсеров, меньшевиков и кадетов и недостаточным пониманием крестьянством политики этих партий.
   На вечернем заседании заслушивается внеочередное заявление делегата Котласского Совета Буевского о принятии на съезд. После споров ему дают решающий голос.
   Вновь заслушивается внеочередное заявление Сегаля о допущении на съезд хотя с правом совещательного голоса.
   «Этот вопрос вызывает самые неожиданные прения; имя Сегаля очень памятно устюжанам. Во время прений приносят телеграмму от Наумова из Вятки, Устюгского делегата на Вологодский съезд такого содержания: «Сегаль приехал в Устюг для разрушения власти, воздержитесь, его авторитет потерян»… Страсти и споры вокруг имени Сегаля разгораются. Одни предлагают вопрос оставить открытым, другие – устранить Сегаля от участия на съезде, третьи – считают телеграмму провокационной и настаивают на принятии с решающим голосом».
   После продолжительных и горячих прений Сегалю и Буевскому дают право участия обоим с совещательным голосом.

[1] [2] [3]



<<< Назад